Подняли из руин

Имена Петра Барановского и Александра Пономарёва хорошо известны тем, кто любит Свято-Троицкий Болдин монастырь и регулярно там бывает. К таким людям отношу себя и я. Свято-Троицкий монастырь расположен в Дорогобужском районе, посреди дремучих лесов – это место выбрал сам преподобный Герасим Болдинский и построил первую келью, давшую начало монастырю. Помните, как выбрал? Ночевал под раскидистым дубом, «в пустыне», и вдруг услышал звон колоколов. А в другую ночь – ангельское пение…

 Это происходило в 1530 году, и от того времени ведёт свою непростую историю обитель. За подвижничество в устроении православной жизни на западных рубежах Московского княжества Герасим (уроженец города Переславль-Залесский) был причислен к Лику Святых и вписан в скрижали Русской Православной церкви как Герасим Болдинский.

 Удивительно, но уже к концу 16-го века обитель, основанная иноком Герасимом, считалась православной столицей мира на западных рубежах Московии! Прекрасный облик Свято-Троицкого монастыря, чей архитектурный ансамбль постоянно поддерживался в надлежащем состоянии, улучшался и обновлялся, сохранялся вплоть до начала 20-го века. В 1911 году в Болдино Московским Императорским Археологическим обществом был направлен молодой архитектор Пётр Барановский для реставрационных и строительных работ, если таковые потребуются. До революции Барановский успел сделать проекты реставрации трёх самых важных объектов монастыря: Троицкого собора, Введенской церкви с трапезной палатой и колокольни. Барановскому удалось даже начать реставрационные работы, которые на его энтузиазме, правдами и неправдами, продолжались до 1927 года! Можно представить, какого масштаба личностью был этот скромный архитектор Барановский.

 К моменту появления в смоленском Болдине другого архитектора – Александра Пономарёва – монастырь представлял собой руины: отступая, его взорвали фашисты. Восстановление обители ему пришлось начинать с нуля. Так вот, все перипетии грандиозного даже не восстановления, а самого настоящего строительства описаны Пономарёвым в книге «Болдинский монастырь. От руин к возрождению», опубликованной во 2-м томе альманаха «Под часами» (он есть в нашей библиотеке). Строго говоря, книга представляет собой подробные дневники 80-х годов, и в этом её ценность.

 70-80-е годы – тоже не лучшее время для возрождения монастыря. Так что вполне можно сказать, что архитектор Пономарёв, как и его учитель Барановский, совершил невозможное. Кстати, Пётр Барановский был ещё жив и внимательно следил за ходом работ.

 О том, как долго и трудно шли работы по восстановлению древней обители, думаю, говорить не стоит. Кто бывал в Свято-Троицком монастыре, тот представляет, что довелось совершить Пономарёву, ведь когда он впервые приехал в Болдино, там царила полная разруха. А сейчас это прекрасный храмовый комплекс, равный которому ещё поискать.

 С Александром Пономарёвым мы не встречались, но у нас есть общий знакомый – известный смоленский архитектор Александр Силанов, который мне о нём рассказывал. И в монастыре не забывают эти два имени – Барановский и Пономарёв – и их огромный вклад в дело возрождения обители, охотно о них рассказывают паломникам.

 Обращаюсь к читателям, которым близка эта тема: возьмите в библиотеке альманах «Под часами» за 2019 год и почитайте дневники А. Пономарёва.

       Т. Матушова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.