Чита

Сколько себя помню, мы всегда держали кур.

 Часто бывало так: куры нанесут яиц в каком-либо укромном месте, и если гнездо не отыщешь, они приводят выводок цыплят.

 Вот и в тот раз это случилось: рябая курочка нанесла яиц и исчезла на какое-то время. Потом откуда-то с чердака послышались писк цыплят и квохтание курочки. Мы взяли фонарик и забрались на чердак, где нашли квакуху и полтора десятка цыплят. Мы сняли их с чердака, отгородили место в сарае, чтобы они могли гулять.

 Прошло две недели. Цыплята окрепли и старались при первой возможности выбраться на улицу, на свободу. Вскоре мы выпустили их в огород. А когда цыплята подросли и стали оперяться, мы разрешили им гулять где придётся. И они гуляли с утра до вечера.

 Однажды, придя с работы, я пошла искать квочку и её малышей, чтобы покормить. Но их нигде не было! Я – туда, сюда, вокруг дома, по соседям: не нашла.

 И вдруг услышала писк за сараем, под старой яблоней, ветки которой опускались до самой земли. Пошла на писк – и сначала увидела кучу перьев…По их цвету я поняла, что это была моя квакуха.

 Но где же цыплята? Ведь я ясно слышала писк! Уже начало смеркаться, когда я нашла одного цыплёнка. Поймала его с большим трудом, так как он всё норовил куда-нибудь спрятаться. А когда поймала, отнесла его в дом и посадила в коробку. Подумала: завтра утром продолжу поиски остальных цыплят. Увы: не нашла больше ни одного.

 Малыш остался жить с нами. Жил в коробке, которая стояла у печки для тепла. Кормила его, постелив на пол газету. Часто брала его на руки, согревала в ладонях или носила за пазухой, управляясь по хозяйству. Постепенно цыплёнок стал ручным. Я дала ему имя Чита.

 Бывало, прихожу с работы, а он меня у порога встречает. Я соорудила ему насест, положила под него газетку. Так мы и жили.

 Чита подрастала и, наконец, превратилась в красивую курочку, похожую на свою маму. Вечером я засыпала на диване, а Чита – рядом, на жёрдочке. Ночью она тихонько кралась ко мне и укладывалась на моей подушке. Я подхватывалась от того, что около моего уха кто-то дышал. И так каждую ночь: Чита садится на жёрдочку с умным видом, но стоит только мне выключить телевизор и заснуть, как Чита пробирается ко мне на подушку.

 Как-то я пришла домой поздно и вижу такую картину: по всему дому валяются клочки газет, мягкие игрушки. Я растерялась: что такое? Дом был закрыт, а кто-то пришёл и устроил беспорядок. Делать нечего – навожу порядок. С тех пор так и повелось: прихожу вовремя – всё нормально. Стоит мне задержаться – опять безобразие. Уже не знала, что и думать. Прошло какое-то время, и я разгадала загадку.

 Однажды вечером я уже легла на свой диван, а Чита взобралась на жёрдочку, но телевизор ещё работал. Курочка стала тихонько пробираться на подушку. Я возмутилась и приказала ей идти на место. А она как раскудахчется, а потом слетела с дивана и принялась разбрасывать мягкие игрушки – у меня их много было. Запрыгнула на кресло, хватала игрушки клювом и разбрасывала в разные стороны. Вид у неё был такой, что она злится. Конечно – ведь ей не дают делать то, что она хочет! Вот это да, подумала я: мозгов всего два плевка, а тоже что-то соображает. И характер есть!

 Прошла зима, а весной я отправила Читу в курятник. Но та при каждом удобном случае пыталась попасть в дом и посидеть на своей жёрдочке. Очень нравилось ей, когда я гладила её и беседовала с ней.

 Чита жила у нас долго и умудрялась за одно лето привести два выводка цыплят. Зря говорят, что курица – глупая птица. Я-то знаю, что это не так.

                        Т. Кравчук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.